Атеология    αθεολογιΑ

Атеистическая философия.  


Причинность.

Важной философской проблемой является проблема причинности. Существует два основных понятия причинности (и их следует четко различать):

Любая причинность сама по себе не наблюдается непосредственно, а выводится логически.

Критерием событийной причинности является обычно гипотетическое рассмотрение предполагаемого различия ситуаций в зависимости от одного фактора по принципу "при прочих равных (условиях)". На практике, однако есть несколько взаимосвязанных осложнений: во-первых, в реальности одну и ту же фактическую ситуацию невозможно дважды наблюдать в зависимости от различных факторов - невозможно пронаблюдав исход и вернувшись назад во времени изменить один фактор и пронаблюдать, что случиться в таком случае, можно лишь наблюдать развитие двух или нескольких похожих ситуаций и на основе статистики судить о причинности; во-вторых, варьирование одного фактора может влиять на несколько других и лишь через них опосредовано влиять на возникновение интересующего события; в-третьих, условие "при и прочих равных" - предельная идеализация, на самом деле каждая конкретная ситуация может быть сочтена достаточно близкой, но невозможно описать абсолютно все условия ситуации, отсекая же часть можно ошибиться со тем, какие из них значимы. Из этих осложнений два являются проблемами познания, т.е. эпистемиологии, а одно (второе) является осложнением для самого понятия причинности онтологически. Еще один существенный момент заключается в том, что причинностное разложение не единично: на каждое событие оказывают влияние много событий, каждое из которых поодиночке в подстановке "при прочих равных" определяется как причина. Причиной убийства Кеннеди является и то, что киллер нажал на спусковой крючок, и то, что на пути пули не оказалось препятствия, и то, что водитель Кеннеди поехал именно по этой улице и еще многокилометровый список событий, в том числе, например, изобретение стрелкового оружия и открытие Америки. Легко понять, что более ранние события все труднее и труднее подставить в ситуацию "при прочих равных", поскольку они успевают повлиять на другие "сцепленные" причины. Кроме того, неединичность разложения причин определяется еще тем, что причина может быть описана на разных иерархических уровнях: одна причина входить в иерархическую конструкцию другой. Так, та причина смерти Кеннеди, что "киллер нажал на курок", входит в ту причину, что "на Кеннеди было совершено покушение" как описание одного и того же на разных уровнях подробности описания событий. Таким образом, у каждого события есть целая сеть причинности к тому же иерархически разнородная. Ни одному ординарному событию не может быть определена уникальная единственная причина. Причин каждого события множество.

Одним из распространенных интересов философов издавна был вопрос первопричинности - поиска самой ранней причины в причинных цепочках, причем, подразумевалось единство и общность этой первопричины для всех причинно-следственных цепочек. Однако, логика, которой они руководствовались содержит дефекты. Типовая аргументация первопричины имеет форму: "Все имеет причину, значит должна быть причина существования мира в целом". Во-первых, распространение повсеместной наблюдаемости (точнее выводимости) причины у каждого из повседневных событий не дает права абсолютного заключения относительно всеобщей категории "всего"/мира. Во-вторых, аргумент по сути содержит грубую логическую ошибку "порочный круг": в его предпосылки включено то, к чему надо придти в ходе самого аргумента. В-третьих, в физическом плане событийная причинность, имеющая место в данном случае, подразумевает следование во времени, для чего необходимым условием является существование самого времени до существования "всего"/мира/вселенной. Со времени открытия Специальной и Общей Теорий Относительности время более не считается независимым от пространства, материи и физических событий. Современная космология предполагает (как вариант), например, возможность отсутствия физического смысла самого понятия времени до Большого Взрыва, понятие событийной причинности (но не причинности в смысле закономерности!) в самый ранний момент просто обессмысливается в отсутствие самой категории времени до. Повседневные представления о времени оказываются приблизительно правильными при условиях, близких к повседневными и некорректными в общем. Современные представления космологии о времени подкрепляют философский первый пункт с фактической стороны.

Более сложной для понимания и логического разложения является ситуация вероятностной причинности: когда одно событие не полностью определяет другое, а определяет лишь вероятность реализации другого. В детерминированном (предопределенном) мире вероятностность причинности полностью обусловлена неполнотой знания и описания ситуации. Однако, если мир индетерминирован, например, в смысле квантовой неопределенности копенгагенской интерпретации, ход событий может иметь неотъемлемые вероятностные компоненты. В этой части понимание причинности требует понимания аспектов, связанных с детерминизмом.

Причинность в значении закономерности выражает взаимосвязи между естественно-научными и математическими законами. Так, например, газовые законы описывают свойства газа в объеме через его общие параметры (давление, плотность, температура...), при этом они являются следствием законов ньютоновской механики, описывающих газ через параметры отдельных молекул газа (масса, положение и скорость), статистически обработанные для большого их количества. При этом форма законов Ньютона полностью определяет форму газовых законов и объясняет ее. Законы генетического наследования и определенная зависимость жизнеспособности особей от их фенотипа (черт организма), а значит опосредованно и генотипа (наследственных факторов их определяющих) неизбежно ведут к закономерности естественного отбора, являясь, таким образом, их полной причиной и объяснением.

Категоризацией причин занимались философы еще со времен Аристотеля. Ранние философы в качестве особой категории причинности выделяли причины в смысле умысла. Многие философы выражали представления подразумевающие необходимое наличие у каждого события мыслящего агента умысла, т.е. считали, что никакое событие не может произойти без чьего-то умысла к этому. Для событий, не имеющих заинтересованных сторон среди людей заинтересованным агентом автоматически назначался бог или боги (духи); заявлялось, что агент умысла существует для каждого явления. Несложно увидеть в аргументе "порочный круг": камень упал по воле бога, это была воля бога, поскольку без чьего-либо умысла ничего не случается, а ничего не случается без чьей-то воли, поскольку даже камни без чьей-то воли не падают- Аргумент изначально опирается на то, что только еще должен доказать. Список недочетов аргумента этим не ограничивается: довольно несложно обнаружить, что даже в мире, где все события были бы в конечном счете причинно определены чьей-то волей, нет необходимости, чтобы все следствия были непосредственно желаемыми агентом воли. Во-первых, надежность предвосхищения агентом событий под действием его влияния может не быть абсолютной; в том числе из-за того, что влияния многих агентов пересекаясь могут разрушать предсказуемость. При действии нескольких агентов составное событие (а следовательно и вся причинность из него вытекающая), может состоять из нескольких событий, каждое из которых "в интересах" разных агентов, итоговое общее событие и все вытекающее может не быть в интересах никого из агентов, и даже не быть компромиссом: агенту A было холодно и он оставил газовую горелку с водяным котлом гореть на ночь; агент Б чтобы отремонтировать газовую трубу в квартире, поэтому на время выключал общий вентиль, из-за чего горелка в квартире А потухла (не не выключилась); агент В проходя утром мимо квартиры А захотел закурить и зажег спичку; ни один из агентов не собирался умирать от взрыва газа, тем не менее сумма их действий помимо прямых умышленных следствий привела к такому побочному эффекту. В данном примере все агенты достигли своих прямых целей, а нежелательное следствие оказалось неумышленным побочным эффектом, на самом деле при совместных действиях агенты могут препятствовать реализации умысла других. В рамках примера агент Б мог нарушить планы А согреться.

Во-вторых (и это актуально даже для гипотетического случая всемогущего и идеально-прогнозирующего бога, чьи влияния не уязвимы для влияния других агентов), причинностное описание событий неединозначно - причинно-следственных связей всегда больше, чем событий (поскольку если каждому событию необходимо аттрибутируется хотя бы одна причина, а хотя бы некоторым может аттрибутироваться и больше, а это так, учитывая хотя бы множественность влияний или упомянутую иерархичность причин), из чего следует, что на каждое событие влияет больше одной причины, и значит невозможно (даже для физически всемогущего агента) управлять всеми событиями независимо с сохранением причинности - в любой системе со взаимосвязями переменных, переменных всегда больше, чем независимых переменных. Более того, в силу иерархичности и разноуровневости причинности (в том числе и в силу разноуровневости самих событий: событие нажатия на курок киллером иерархически входит в состав события покушения на президента и, поэтому они не независимы), группы причин одного уровня могут необратимо образовывать причину другого уровня. В более простом изложении: даже гипотетический всемогущий бог не всегда смог бы избирательно изменить один уровень причинности не меняя второй: нельзя не меняя ни одного составляющего события дня убийства Кеннеди (что Кеннеди проехал перед толпой, что киллер оказался в здании на маршруте, что точно прицелился, что в нужный момент нажал на курок, что ружье выстрелило, что пуля не задела на траектории фонарный столб, что машина Кеннеди в этот момент не дернулась...) отменить само убийство. Да, достаточно было бы осечки, чтобы убийства не произошло, но в причинном смысле даже сама осечка и провал в покушении может быть описана на разных уровнях: киллер не смог выстрелить, сломалось ружье, заело затвор, опилка заклинила боек...

Таким образом, повсеместная причинность в смысле умысла не только не требуется для понятия мира, и не только опирается на "порочный круг" в аргументации, но и не может быть всеопределяющей в мире, поскольку как видно из второго пункта рассмотрения выше в таком статусе она несостоятельна.

В повседневном сознании тонкости различения смыслов понятия причинности редко осознается. Кроме того, обычно разговор ведется в отношении одной конкретной причины, зачастую без дополнительного указания критериев ее выделения в качестве особой, как если бы она являлась единственной причиной события. Тем не менее, само повседневное понимание причинности не так уж и далеко от философски осмысленного: та особая причина, о которой в повседневности говорят как о единственной причине для данного события имеет критерии специфичности, хотя и негласные - осознаваемые как критически значимые в данной ситуации участниками обсуждения. Например, если на суде стоит вопрос о причине смерти жертвы, то конечно в качестве причин в философском понимании будут фигурировать множество причин, но одна или несколько из них особые - те, которые больше всего интересуют суд, те которые важны для принятия решения о виновности.


© XIX Атеология